Интервью порталу REALT.BY: «Вы знаете, что сделает Дональд Трамп в январе? Я тоже не знаю, поэтому и что с долларом будет, сказать не могу. Этот вопрос слишком политизирован»

Прогнозы бизнесменов на 2017 год: дальше будет только хуже, ипотеки не ждите, з/п в $500 тоже, ставка 17% — это убийство, цены «квадратов» не поменяются.

2016 год выдался сложным и насыщенным. Пора подводить итоги, а также высказать прогнозы на грядущий 2017 год. Мы попросили белорусских бизнесменов взять на себя такую ответственность и предположить, как сложатся для нас следующие 12 месяцев: ждать ли массовых доступных кредитов на жилье, что будет с курсами валют и ценами на нефть, на каком уровне будет инфляция и вырастут ли цены на недвижимость.

_8A8F4F9D0E1FEB9170C231C6CBF76B7AC72890F8014C20BAB3_pimgpsh_fullsize_distr[1]

Свои прогнозы не побоялись высказать Александр Кнырович, совладелец группы компаний «Сармат-STI» и «Бристл-бар»; Олег Навицкий, учредитель группы компаний «Альфа-К»; Дмитрий Черноморец, директор по развитию международной группы компаний ApplyLogisticGroup.

«Вы знаете, что сделает Дональд Трамп в январе? Я тоже не знаю, поэтому и что с долларом будет, сказать не могу. Этот вопрос слишком политизирован»

23897869ba[1]Олег Навицкий, учредитель группы компаний «Альфа-К»:

— По всем экономическим показателям 2016 год был плохим для нашей страны. Количество долгов на предприятиях выросло, в экономике царят 90-е, когда 20% товарооборота — денежные, все остальное — товарообменные. Те, кто приспособился к такой бизнес-модели, выживет и даже вырастет. Кто ждет денег на расчетный счет, сужаются вместе с рынком.

У нас есть только отдельные отрасли, где наблюдается активность. В первую очередь — это IT, так как услугами этой сферы пользуются зарубежные компании, а здесь идет привязка к валюте. Последнее время стала развиваться лесопромышленная отрасль, что было для мня удивлением. К нам стали поступать серьезные заказы на дерево, несвойственные для Беларуси, из Турции и Сирии. Обычно эти страны заказывали дерево в странах ближе, сейчас эти заказы у нас, и это заслуга наших дипломатов, которые приложили усилия, чтобы эти заказы были у нас.

За 2016 год мы стали еще больше зависимы от Российской Федерации, которая стала вести себя по отношению к нам не совсем дружественно. По официальной статистике НАН Республики Беларусь за 2016 год, 65% наших товаров продается в Россию. Однако у нас есть таможенный союз, то есть мы могли бы экспортировать товары в другие страны ТС, однако Россия создает такие невыгодные условия по транзитным перевозкам, что нам выгоднее всего конечной точкой экспорта ставить Россию.

Плюс сравним ТО с ЕС. В Евросоюзе каждая сфера производства разделена между странами, чтобы они были друг другу не конкурентами, а дружественными союзниками. У нас же внутри ТС создается жесткая конкурентная борьба, а бороться с Россией у нас не хватит ресурсов, так как и территориально, и по энергоресурсам она превосходит нас в разы.

В некоторых сферах Россия дискредитирует Беларусь путем неурегулированных вопросов, таких как газ, нефть, молочная продукция, чтобы деньги к нам не поступали. Беларусь сегодня выгодна России только для достижения каких-то своих политических целей. Инвестиционной привлекательности за год у страны не появилось. Есть единичные инвесторы, которые готовы вкладывать у нас деньги, но с особым гарантиями и условиями.

Что касается ипотеки, то в наших реалиях я не верю, что она появится. Для этого нет никаких условий, нет уверенности в завтрашнем дне. Появившиеся кредиты под 17% для нашего населения с нынешней покупательской способностью — это убийственная ставка. Единицы людей могут позволить себе такую процентную нагрузку. Будут ли в будущем году кредиты с меньшей процентной ставкой? Такая вероятность есть, для этого создаются условия. Но до какого процента снятся ставки, я не возьмусь прогнозировать.

Цены на рынке недвижимости пойдут вверх. У строительных предприятий из-за кризисных явлений растут издержки, вместе с этим их продукция становится дороже, что и увеличит себестоимость жилья, а значит и рыночную стоимость.

Спрогнозировать поведение валютных показателей и цену на нефть просто невозможно. Эти процессы настолько политизированы, что никакая экономическая логика не поможет в прогнозе. Нужно понимать, что у каждой империи есть своя зона интересов. Когда между крупными государствами стоит паритет интересов из зон и сфер влияния, тогда можно строить прогнозы. Когда происходит смещение этих интересов, прогнозы делать невозможно. Если ситуация в мире глобально не изменится, то наш рубль по отношению к российскому должен «просесть». Как поведет себя Дональд Трап в январе, ни вы, ни я не знаем, значит, и не знаем, что будет с долларом.

Первое полугодие 2017 года будет для нас крайне тяжелым. Еще тяжелее, чем 2016 год. Это связано с выплатой суверенного долга и со сложившейся экономической ситуацией с Россией. Сейчас волной идут банкротства, в 2017 году эта волна продолжится, я уверен. Надеюсь, что империи в средине 2017 года найдут некий баланс сил, что приведет к более благоприятным экономическим явлениям.


 

«Средней зарплаты в $500 не будет. Хорошо, если получится $405»

fc2c2978e6[1]

Александр Кнырович, совладелец группы компаний «Сармат-STI» и «Бристл-бар»:

— Когда рассуждаешь о белорусской экономике, всегда есть две крайности. Одна из них отражена на оппозиционных сайтах, где ярко рассказывается о том, как у нас все плохо, вторая — на белорусском телевидении, где говорят о том, что кризиса нет и что идти нам бодро только вперед. То, что произошло с экономикой в 2016 году, не укладывается ни в одну из концепций. Я придерживаюсь другого взгляда: Нацбанк и Минфин работали весь год очень активно и четко выполняли возложенные на них функции. Благодаря этому сдерживается инфляция, курсы валют остаются неподвижны, выросли золотовалютные резервы, а ставки по кредитам снизились. Население этого не видит, но положительные моменты есть. Например, сальдо внешней торговли с товарами и услугами составляет +Br240 млн. То есть мы стали сдержаннее за последние два года. Раньше мы тратили валюты больше, чем зарабатывали, теперь этого не происходит.

Теперь от позитивного к негативному. Приметой 2016 года является факт того, что многие частные компании объявили себя банкротами. Без кризиса это все равно бы произошло, но это была бы мягкая пятилетняя история, а произошло все за год.

Также печально складывается ситуация со многими госпредприятиями. Правительство гордится тем, что у нас уровень промышленного производства 99,1%, что эта сфера восстанавливается. Однако я считаю эти показания, мягко говоря, не очень точными. Наша промышленность, в том числе и строительная, выглядит, как больной человек, у которого сбили температуру с 40° до 38°. Ему заметно легче, но он все еще болен. Его нужно лечить. Никуда дело не пойдет, если мы не займемся серьезным лечением промышленности.

Если говорить о валютных прогнозах, то здесь мы целиком и полностью зависим от Российской Федерации. Мы успокоили ситуацию у себя, но как будет в России, предугадать невозможно. В РФ пережили шок, связанный с нефтью и санкциями. Объективные прогнозы цены на нефть — $45-65 за баррель. Это значит, что и российский рубль должен колебаться между ₽60-70 за доллар, наш рубль в нынешних условиях должен сохранять свои показатели по отношению к доллару, +/-10%.

Однако такой спокойный прогноз сбудется при двух условиях. Первое — Россия не начнет новую войну, второе — мы соберем достаточно денег для выплаты внешнего долга. В этом случае прогнозы очень спокойные. Если внешние условия значительно поменяются, то все, о чем мы говорим, канет в лету.

О рынке недвижимости и кредитах. Настоящей ипотеки, которая есть во всем мире, я бы не ждал в 2017 году. Настоящая ипотека — это займ минимум на 30 лет и посильная для среднестатистической семьи сумма ежемесячных выплат — 30% семейного бюджета. У нас такого в ближайший год не будет.

С кредитами ситуация чуть позитивнее. Инфляция на сегодня у нас составляет 12%. Под такой же процент «Беларусбанк» выдал кредиты льготникам, что никак не повлияет на рост инфляции в стране. Раньше с инфляцией 12% выдавались кредиты под 5%, что очень давило на экономику. Сейчас так не делают, и это хорошо.

Мы заканчиваем год при цене денег для предприятий 20% и при цене отдельных кредитов — 17%. Если Минфин продолжит держать эту жесткую линию, то уровень инфляцией в 9%, которую заявляют в будущем году — вполне достижимая цифра для нас. В этом случае можно смело ждать кредиты на жилье под 15% где-то к осени 2017-го. Это начнет толкать рынок недвижимости, однако резкого роста цен я бы все равно не ждал, как и падения. Хуже, чем сейчас, не будет.

По поводу средней заработной платы в $500. Такого не будет, я в этом уверен. При всех условиях, которые я назвал, рост доходов населения заложен на уровне 1,5%. Если курс доллара останется стабильным, а инфляция будет 9%, то средняя зарплата в стране составит — $405. И это будет хорошо.


«Если бы так собирались автомобили BMW, как строят в Минске, то эти машины не могли бы выехать из сборочного цеха без буксира грейдером»

4f745ca121[1]

Дмитрий Черноморец, директор по развитию международной группы компаний ApplyLogisticGroup:

— Для Беларуси в целом 2016 год, на мой взгляд, прошел очень плохо. Мы в этом году ничего не сделали, чтобы уровень благосостояния граждан стал выше, а это ключевая функция, ради которой существует такой институт, как государство. 2016 год стал для страны потерянным — мы просто упустили время. Выхода из кризиса так и не произошло, экономическая модель не менялась и нет никаких индикаторов того, что ее ждут изменения. Практически все сегменты экономики стагнировали, кроме IT. Полагаю, такой же тренд сохранится и в следующем году. С точки зрения инвестиционной привлекательности все видно невооруженным глазом: бума инвестиционных проектов по-прежнему нет.

Несмотря на риторику об ипотеке и условно-дешевых кредитах, не думаю, что на рынке жилой недвижимости в 2017 году произойдут какие-либо подвижки: во-первых, критическая масса клиентов ипотеку не получит. Во-вторых, чтобы ее брать, нужно чувствовать уверенность в своих доходах, которой нет, и нужны те доходы, которые позволят нести ипотечные обязательства. В-третьих, почему-то государство, мягко говоря, недолюбливает тех, кто строит жилье для сдачи в аренду, хотя именно эти люди могли бы стать основными драйверами роста строительного рынка, фактически выступая инвесторами отрасли.

Что касается цен на жилье в 2017-м, думаю, ничего интересного не произойдет. Возможно, будет очевиднее тренд сегментации, то есть дома будут строиться с более четким фокусом на клиента, появятся еще более дешевые «квадраты», которые будут строиться «из песка, картона и воды». Здесь при желании можно выйти и на $200 за «квадрат». Также будет осторожно возводиться жилье, близкое к премиальному, но его будет мало, и здесь для падения цен вообще нет никаких оснований. Вообще рынок застройщиков сегодня очень тяжело назвать рынком. Мое мнение, что единственный застройщик, который «с мозгом» подходит к своему продукту — это «А-100». Что творят остальные — мне непонятно: как они проектируют, как они строят, как они продают, работают с клиентами. Если бы так собирались автомобили BMW, как строят в Минске, то эти машины не могли бы выехать из сборочного цеха без буксира грейдером. У них просто бы не вращались многоугольные колеса. К сожалению, в этой отрасли нет настоящего бизнеса.

Что касается роста доходов населения в 2017 году — просто не вижу для этого причин. Какие-то отрасли выйдут на новые рынки и у них «попрут» продажи? В 2017 произойдет технологическая революция? Все реализуют проекты по прорывному росту эффективности? На тему валютных курсов не хочу рассуждать, все, что происходит, полностью противоречит моей логике. Но самое обидное и непонятное, что в 2017-м бизнесу снова не дадут шансов решить все вышеперечисленные проблемы, при том что только бизнес способен их решить.